Белые ночи в Перми 2012

Заканчивая год, мы пытаемся определиться с теми, кто будет управлять летом «Белыми ночами». Уже известны директора фестивалей, которые будут проходить в период «Белых ночей». Подробный список опубликует Вероника Борисовна Вайсман.
Скажу только, что арт-директором  фестивального городка на эспланаде будет Владимир Гурфинкель. Тот, что сделал ледовый городок.  Он подал заявку, и мы ее утвердили. Как сказал сам Гурфинкель: первую пробу я сделал зимой, вторую сделаю летом.
В эту пятницу он вместе с художниками, которых пригласил, защитил первые эскизы будущего фестивального городка. Мы все влюбились в его предложение. В середине февраля будет представлен весь проект, с макетом. Мы с нетерпением ждем следующего этапа, и я надеюсь, что летний фестивальный городок тоже станет для города большим открытием.

Реклама

Эспланада

 
 
 
 
 
То, что городок хорош, можно даже и не говорить –  так видно. То, что у него есть недостатки, тоже очевидно. Я уже писал в wordpress по поводу катка: про его достоинства и недостатки.
Сейчас хочу обратить внимание на то, что ледовый городок – это наглядное  воплощение той культурной политики, которую мы ведем. И дело не в том, что тратятся деньги.  Деньги тратятся по-другому. За те же деньги (или приблизительно те же деньги) можно делать что-то лучше. Мы нанимаем специалистов, профессионалов. Впервые в качестве автора идеи для ледового городка был приглашен театральный режиссер Владимир Гурфинкель. Он уже пригласил художников, исполнителей…
В результате получился продукт другого качества, другого смысла.
Конечно, мне нравится сочетание трех частей нашей эспланады. С одной стороны стоят шедевры фантазийного ледового зодчества. С другой – замечательный каток со своими «фишками»: местами, где можно отдохнуть, погреться, съесть бутерброд… Говорят, каток не очень хорош по качеству. Организаторы с этим бьются, но, видимо, не все у них получается. У катка действительно есть проблемы с покрытием. Я думаю, что, когда будет реконструироваться площадь перед театром, поверхность сделают гораздо ровнее, а значит, более ровным станет в будущем и каток.
Мне нравится центральная часть эспланады, где обустроили место для сноубордистов. Весь ледовый городок сделан для людей. Разных людей. Вообще  здорово, что мы начинаем  мыслить категориями людей. Не для галочки, не для того, чтобы просто что-то сделать, деньги потратить и прочее, а для того, чтобы доставить людям радость, удовольствие, поднять им настроение.  И люди идут на эспланаду с детьми, с друзьями, ведут своих гостей… В Перми в эти предновогодние — новогодние дни есть и будут отличные места для отдыха и развлечений.
Наблюдал, как заполнен катающимися лед стадиона «Орленок». Каток, думаю, там лучше.
Но и на катке ледового городка катающихся не меньше – безумное количество. Не могу этому не порадоваться. Не могу еще раз не пригласить: все на эспланаду. Там здорово!
 

Хохловка

 
 

Только что приехал из Хохловки. Там придумана невероятно интересная зимняя жизнь.  Можно пройти по охотничьей тропе. Можно кататься на лыжах и санках. Есть своеобразная имитация охоты: можно пострелять из ружья, из лука. С ветерком проехаться в санях, запряженных лошадьми. Очень красивых санях. Мне показали загон, в котором скоро будут жить олени. Олени приедут из Ханты-Мансийска. Для отдыха и тепла есть изба, там делают игрушки, и каждый зашедший на огонек может раскрашивать эти рукодельные игрушки так, как ему нравится. В избе – музыканты. Они не похожи на приглашенных музыкантов. Кажется, что эти люди  здесь живут всегда: так они органичны обстановке. Музыканты играют на аутентичных народных инструментах. Играют замечательно, создавая очень яркое, очень здешнее, очень зимнее настроение. Есть что-то вроде трактира-ресторана, где можно попить чай с пирожками-шанежками, подкрепиться пельменями, сваренными на настоящей русской печке. На территории музея стоит чум. И едет еще один большой чум из Финляндии. До Нового года его должны смонтировать.
На мой взгляд, в  Хохловке устраивают в эту зиму фантастический праздник: изысканный и народный, цивилизованный и деревенский одновременно. Лучшего места для отдыха в новогодние праздники и  дни школьных зимних каникул, наверное, просто не придумать.
Делает эту историю музей совместно с туристической фирмой «Валида».  Я желаю этому проекту, чтобы он развивался бесконечно.
Знаю, что у Хохловки есть что-то подобное и летом, но летнего варианта не видел, на себе не попробовал, зато зимний меня сильно порадовал.
Музыканты, которые участвуют в проекте, давно сотрудничают с музеем. Сейчас, видимо, наступил новый этап в их взаимодействиях. Я так понял, что в той избе с игрушками музыканты еще будут устраивать для детей мастер-классы по игре на  народных инструментах. Будут учить играть на гуслях.  И еще на таком инструменте, отдаленно он напоминает скрипку, я впервые его видел и не знаю, как он называется. У них вообще потрясающие инструменты.  И поют они замечательно. И все в Хохловке так музыкально, так красиво. А вокруг  —  церковки, башенки, природа, сосны, небо, снег, лошади… Замечательное впечатление! Приглашаю всех в Хохловку!
Но есть и проблемы. В Хохловке отсутствуют системы водопровода, канализации, нет электричества. Хотя в музее и осуществлялась  многолетняя программа на краевые деньги по введению всего этого в жизнь, но дело до конца так и не довели. Стоят огромные вышки для освещения, но использовать их нельзя. С другими системами та же история.
Как работники музея устроили свой зимний праздник, одному богу известно.
Я  уже обратился с письмом по этому поводу к Александру Леонидовичу Кудрявцеву. Ответа еще не получил. Сейчас буду сильно настаивать.  Думаю, что в самые кратчайшие сроки (хорошо бы успеть до Нового года) мы сможем решить хоть какие-то больные вопросы: например, подключить электричество. В течение ближайших месяцев надо бы сдвинуть с мертвой точки и остальное. Стоит разобраться в ситуации. Как минимум получить ответ от коллег.
Можно ли говорить о серьезном туризме в Хохловку — не знаю, покажет время, но что-такое надо предпринимать и не только там.
 
 

ГАЛЕРЕЯ: точка отсчета, перспектива перемен

Передать кафедральный Спасо-Преображенский собор, в котором находится ныне Пермская художественная галерея, местной епархии РПЦ – решение Федерального агентства по управлению государственным имуществом. Факт передачи произошел.  Насколько действия агентства правомерны, обсуждать не берусь. Отношусь к этому скорее положительно, чем отрицательно, но дал задание своим юристам еще раз проштудировать этот вопрос на предмет законности.
История со зданием собора вообще очень странная. Галерея располагается там с 1932 года. При распределении собственности в новой России получилось так, что само соборное здание — собственность Российской Федерации, а галерея — учреждение  правительства Пермского края. Последние годы, исходя из закона, что культовые здания должны быть переданы церкви, Федеральное агентство ограничивало свою деятельность тем, что  служило  посредником между галереей и церковью.  Это создавало большую неразбериху.  Теперь между галереей и собственником здания посредника нет, что дает шанс на внятный выход из ситуации.
По закону после передачи здания новому собственнику, которая должна осуществиться в течение 2 лет с момента подачи заявки, дается еще 4 года (как минимум!) на то, чтобы учреждение, находящееся на территории этого здания, было переведено в другое место.
Мы рассчитываем на 5-6 лет. Это время на то, чтобы построить новое здание для галереи.
Вопрос строительства нового здания для галереи находится в следующей стадии решения: мы проработали договоренности  со знаменитым архитектором, лауреатом  Прицкеровской премии Питером Цумтором. В самое ближайшее время готовы подписать контракт на первый этап работ – архитектурно-планировочный. Через год после подписания контракта (по нашим договоренностям) мы получим от Цумтора эскизный проект галереи.
Отдаю себе отчет в том, что художественная коллекция галереи уникальна и является первостепенной ценностью для Пермского края. Ее хранение и содержание должно осуществляться на самом высоком техническом и профессиональном уровне. И мы, оставшись без посредника – бывшего собственника здания, найдем способы, как этот уровень обеспечить. Думаю, что уже в обозримом будущем Пермская художественная галерея обретет свой дом –  здание, отвечающее всем современным требованиям, которые только можно предъявить к музею, а Спасо-Преображенский собор возобновит богослужения.
 
 
 
 

Визит в Киров

 
 
 
Был в Кирове по делам «Культурного альянса» и по приглашению губернатора Кировской области Никиты Белых. Провел там почти сутки, выступал перед разными аудиториями. Наша политика (и это уже стало общим местом) имеет успех. Успех она имела и в Кирове.
Кировская область меньше Пермской, и Киров меньше Перми. Несмотря на кипучую деятельность губернатора Кировской области, возможностей у города в каком-то смысле тоже меньше. Надо кооперироваться:  обмениваться проектами в сфере искусства и культуры. Такие задачи, собственно, и ставит перед собой программа «Культурный альянс». Мы готовы привозить свои события и предоставлять пермские площадки на фестивале «Белые ночи» для событий, инициированных городами-участниками проекта «Культурный альянс». Этот механизм уже работает. И кировчане были уже участниками наших «Белых ночей». Стоит подумать теперь, как приехать в Киров большим пермским культурным десантом. Придумать что-то вроде того,  что мы делали в Питере. Эта идея нравится губернатору и деятелям культуры Кирова. И воплотиться она может очень красиво.
Киров – город совсем других смыслов. Его центр застроен невысокими, небольшими домами. Очень трудно в Кирове с общественной жизнью, которую нужно еще по-настоящему изучать и раскручивать. Киров, по сути, несет в себе проблемы всех периферийных  российских городов. Как оживить  жизнь в городе?  Чем заинтересовать и расшевелить горожан?..
Среди многочисленных встреч, что мы провели в Кирове, была одна большая и интересная встреча в Кировском университете. Актовый зал университета был полон, пришли студенты с разных вузов. Первым выступал Николай Новичков. Он начал с провокации. Попросил: «Поднимите руки, кто из вас хочет уехать из Кирова?». Поднялся лес рук. Уехать хочет абсолютное большинство. Серьезный симптом. И показательный. В том смысле, что, конечно, какие-то города будут сворачиваться и хиреть. И будут расти города большие, крупные, где жизнь интереснее, где возможностей больше, где собираются смыслы. Такая тенденция давно существует в мире, но сегодня она актуальна и для нашей страны. Если малые города не позаботятся об этом, время будет упущено, и завтра им его не догнать.
С одной стороны, нам как конкурентам надо бы радоваться такому положению дел. Если мы правильно будем развиваться, то молодые жители Кирова (сегодняшние студенты) завтра приедут к нам. Но радоваться не хочется.  Расстояние от Кирова до Перми составляет чуть более 500 км. И по этой дороге других крупных городов нет. По другой дороге находится Ижевск — 300км. С другой стороны  Екатеринбург — 360км, южнее Челябинск- почти 600 — вот наше окружение. Все регионы только выиграют, если наладить между городами-соседями обмен энергиями, людьми, идеями, событиями… Хорошо бы сделать так, чтобы дороги наши позволяли быстро переезжать из одного города в другой. Хорошо бы наладить авиасообщение — началось с Екатеринбургом, пока раз в неделю. Мало!  До Казани не добраться. 
Точно понимаем, Киров будет принимать участие в наших мероприятиях летом. Пермь увидит кировских художников, музыкантов, поэтов… ( Андрей Родионов провел в Кирове в этот приезд поэтический слэм.)
С другими крупными городами-соседями также необходимо налаживать культурные связи, обмены, общение, контакты…  Это принципиально для развития территории, каждой территории.  И региональные руководители, кажется, сегодня поняли, что в этом есть большой резон.
 
 

Moscow Urban Forum

Был в Москве на Международном урбанистическом форуме, посвященном смыслам города. Я был приглашен на него для участия в круглом столе. Не только я. Также был приглашен Новичков. Мы с ним выступали на разных круглых столах. Надо сказать, что Пермь на этом форуме была представлена очень активно: были представители нашего филиала Высшей школы экономики, Центра дизайна, городской администрации… Приглашен был на форум мэр  города Игорь Сапко.
Выступали в основном московские чиновники, пермяки и очень много иностранных экспертов. Другие регионы присутствовали как интересанты. Связано это было с тем, что мы продвинулись в планировании города, в идеологии развития городской среды.
Последнее время я много выступал в разных городах. Например, в Берлине мы представляли Пермский край и нашу культурную политику. В Самаре я рассказывал то, что мы делаем в Перми. На туристическом форуме в Казани говорил опять же о нашей культурной политике и программах по развитию туризма. Что касается Москвы, то я сначала даже  не понимал свою задачу.
Городская жизнь в Москве  давно превратилась в коллапс и ужас. Жить в Москве сложно. Этот город давно существует не для человека. В Москве есть возможность делать огромные деньги, запускать невероятные финансовые процессы, но просто человеку в Москве неуютно и неудобно. Что Москва хотела от этого форума?
Скажу сразу, форум меня удивил и даже потряс. Москва (и это, скорее всего, связано с новым мэром, но не только с ним) впервые не выглядела высокомерной. Впервые город Москва захотел узнать, что он такое есть, в чем его привлекательность. Да, конечно, мэр еще вещал в духе старых амбиций про то, что Москва – это великий город, сильный, большой… Но при этом в его речи все время сквозило, что у Москвы нет бренда, что бренд «Москва» отрицательный, что городу не хватает инноваций, что надо развиваться, что нет понимания, куда развиваться и как. А те мысли по поводу будущего Москвы, которые москвичи пытались транслировать,  никоим образом не были связаны ни с европейским, ни с восточным (китайским) развитием городов. Пусть это явные противоположности, но каждый из путей уже имеет свой план, стратегию, опыт.
И я понял на форуме следующее: Москва вышла сегодня на процессы, которые мы запустили в Перми три года назад. Три года назад (даже больше) мы поставили вопрос: какими должны быть ключи к развитию города? Мы искали тогда свой бренд. Нашли его через год, в 2009, когда объявили Пермь культурной столицей. И это стало мощным ресурсом для развития города. Понятие «культурная столица» в применении к Перми раздвинуло наши рамки, началось формирование движения города вперед.
Найти свой бренд очень сложно. Иногда кажется, что его можно просчитать: собрать специалистов, и они по какой-то чудо-схеме или, исходя из опыта других городов и опираясь на корневую систему этого города, предложат оригинальную имиджевую историю. Так, наверное, подходить правильно. Но это не всегда срабатывает. Найти работающий на успех города бренд — это все равно, что сочинить гениальный роман. А для создания настоящего шедевра еще должны сойтись и звезды.
И вот Москва задумалась о своем имидже. В столице назначен новый руководитель департамента культуры. Я познакомился с ним. Его зовут Сергей Капков. Мы выступали на одной сессии. Впервые за пределами Перми я услышал от чиновника высокого ранга, который отвечает за культуру, понятные слова про культуру. Сергей Капков говорил о культуре как инструменте развития. Неожиданно для себя я нашел в Москве реальных коллег-партнеров, которые думают в ту же сторону, что и мы. Это порадовало.
На пленарном заседании выступал Сергей Собянин, потом — Эльвира Набиуллина, министр экономического развития, и Герман Греф, глава Сбербанка. Оба выступления были блистательны, особенно выступление Германа Грефа. И было впечатление, что и с Набиуллиной и с Грефом мы находимся на  одном идеологическом поле.
Набиуллина говорила о том, что одна из главных задач современности – развитие городов, особенно крупных. Мировой опыт показывает: энергия, средства, ресурсы скапливаются в больших мегаполисах. Большой города становится серьезным инструментом развития. И случилось это в эпоху, когда из мегаполисов ушла промышленность. Urban Forum эту старую для всего мира истину зафиксировал. Как страна мы наконец осознали, что живем в постиндустриальный период. На этом фоне Набиуллиной была произнесена мысль, что в обозримом будущем 15 – 20 млн. населения уйдут  из средних и малых городов в большие. Я приблизительно цитирую ее слова.  И битва в городах идет «за человека».
Любопытны результаты голосования, что прошло на форуме. Зал попросили ответить на вопрос: что является самым главным ресурсом в развитии города? Среди ответов — человек, инвестор, турист и прочее. Первое место в голосовании занял инвестор. Эльвира Набиуллина с залом не согласилась, как, собственно, и я. Главный ресурс в развитии города – человек.  Человек и есть инвестор. В город приходит человек, потому что там есть для него условия, работа, возможность жизни, бизнеса…   Человек приносит в город свой ресурс, свои деньги… Вместе с налогами, которые человек платит в бюджет, он есть главное богатство своего города. Те города, которые привлекут на свою территорию много людей, и выиграют в конкурентной борьбе за выживание. Дальше госпожа Набиуллина сказала, что необходима федеральная политика опережающего развития крупных городов.
Замечу. Пермь как город находится где-то посередине между сильными городами и слабыми. Мы уже не относимся к городам — миллионникам, хотя нас к ним по привычке еще причисляют. Что дальше? Дальше мы либо падаем в разряд городов исчезающих  и становимся совсем никому не интересными, либо снова завоевываем статус  города-миллионника, получаем с этим дополнительные федеральные ресурсы, особенно на инфраструктуру, в том числе, на метро…
Блестяще выступил на форуме Герман Греф, в духе нашей идеологии.  Правда, он заявил, что ни один город в России не имеет бренда. Зато сказал, что только два  российских города (Казань и Пермь) имеют современный генплан, показав в качестве примера  картинку из нашего мастер-плана. Не соглашусь с Грефом  про отсутствие городов с брендом. Пермь – пример крутого брендирования. И пермский бренд работает, нам понятно, как его продвигать. Есть в России и другие брендовые города, масштабом поменьше. Например, Устюг –  родина Деда Мороза.
Интересный доклад на этой же пленарке был сделан Яном Гейлом. Это известный датский архитектор, теоретик и практик  городского  развития.  Гейл занимался пространством Копенгагена, осуществил много проектов по всему миру.  В первую очередь Гейл  обращает внимание на проблемы, связанные с  автомобилями. С его участием Копенгаген начал бороться с машинами, которые вытеснили людей, захватив все пространство города.
У нас та же история. Да, Россия — страна позднего развития.  Свободный  доступ к автомобилям у россиян появился лишь последние 20 лет. Но и 20 лет – это достаточный срок, чтобы возненавидеть плохо организованное пространство с автомобилями, которые могут стоять где угодно, ездить как угодно, а пешеходы вынуждены ютиться и жаться к обочинам.
Копенгаген смог преодолеть это. Улицы Копенгагена придуманы  замечательно, в городе много публичных пространств, очень много пешеходных улиц… Автомобилям в самом городе места нет, они вытеснены за пределы городского центра. На периферии для них построены специальные парковки. Въехать на автомобиле в центр  города – это достаточно дорогое удовольствие. Не каждый может себе его позволить.
Копенгаген стал первым городом, где исследовано, как люди используют город. Если 30 лет назад люди находились на улице не более трех месяцев, то сейчас они проводят вне дома 10 месяцев. И это северный город! А на велосипедах в Копенгагене ездят все, включая правительство. Может, велосипедистами стали и не 100 % населения, но очень многие. На велосипедах в Копенгагене ездят даже зимой!
Думаю, что шаг за шагом Перми надо решать свои транспортные проблемы. Пока в этом направлении все идем слишком вяло. Мы плохо понимаем, как нам сей вопрос отрегулировать. Полагаю, что муниципалитет должен отобрать у ГИБДД право на организацию парковок. Хорошо бы  сделать при администрации города службу, которая бы серьезно занималась  в Перми жизнью автомобилей, думала о том, как лучше организовать парковки, сколько их надо,  где их надо… Трудная задача сделать так, чтобы меньше автомобилей было в центре города. Но механизмы для ее решения есть.
Например, отношение к транспорту в Париже. Во Франции есть министр по делам Большого Парижа. «Большой Париж» —   градостроительный  проект. И у него – министр.
Министр и архитектор Большого Парижа были на урбанистическом форуме. С главным архитектором я познакомился. Надеюсь, что наше общение с ним продолжится. Большой Париж занимается модернизацией старого метро и собирается строить в Париже новое метро, совсем в другой идеологии. Так вот… В транспортную инфраструктуру  города власти Парижа собираются вложить до 2025 года 25 миллиардов евро. Это для французов понятные и нужные вложения.
Мы тоже должны понять важность транспортной инфраструктуры для Перми:  закончить разработку нашей транспортной истории (она уже есть в мастер-плане), провести ее публичное обсуждение  и начать воплощать идеи  в жизнь.
Есть чему  поучиться.у Баготы.  Багота —  столица республики Колумбия. За последние несколько лет Багота  сумела ликвидировать все парковочные места в центре города и круто модернизировала  городскую среду.
На круглом столе, где я выступал, а он был связан и  с брендом,  и с развитием самого городского пространства, собралось  много людей, которые занимаются этими вопросами в Европе. С представителем Барселоны мы даже обменялись визитками.  Он уверил меня, что много слышал о Перми, и хотел бы предложить нам для изучения опыт Барселоны.  Надо сказать, что Барселона преуспела как раз в создании того имиджа, что интересует нас. Сегодня Барселона позиционирует себя  как город  событий, как город праздника.
В середине же прошлого? века она была не слишком известным городком. Восхождение началось с Барселонской олимпиады в 1980-е годы. После Олимпийских игр барселонцы продолжили событийный ряд, связанный с большим наплывом спортивных болельщиков, и сделали сутью своего города постоянное праздничное напряжение: у них в городе каждый день до 300 мероприятий. Каждый день в году!   Так Барселона стала перманентным центром притяжения для тысяч и тысяч туристов. Понятно, что в Барселоне  море, побережье, Гауди…   Но даже Гауди, хоть это и мощный ресурс, заработал в полную силу  на славу города только после того, как город раскрутили событиями.
Направлений для развития города тьма. В градостроительном лексиконе есть даже  такие понятия  как город жизни,  город аттракцион, город безопасности, город здоровья. В последнем должны быть созданы условия для  велосипедистов и занятий фитнесом. Главное, чтобы город был заточен на человека.
Познакомился на форуме с одним из лидеров культурной революции в Берненгеме. Культурный переворот произошел там 25 лет назад, когда промышленность ушла из города, а Берненгемцы придумал себе новую судьбу. Человек из Берненгема много спрашивал про Пермь. Ему было все любопытно. Спросил он и про «красных человечков». Они у нас самые знаменитые…
То, что у нас происходит, как меняется город, как про него слышно в мире… давно вызывает неподдельный интерес у иностранцев. Но то, что это вызывает интерес и у Москвы, стало для меня на форуме настоящим открытием. Еще большим открытием стал факт, что Москва собирается идти по какому-то параллельному с нами пути в поисках бренда. Это очень важно.  И, возможно,  что уже в ближайшем будущем Москва изменится: станет  городом для людей.  
 
 

Каток у театра

 
 
Каток у Театра существует как минимум неделю. На мой взгляд, он — блистательная идея для данного пространства.  Хорошо, что ушел фонтан, очень плохо сделанный, некрасивый летом, нефункциональный зимой. Сейчас площадь перед театром —  место  народной жизни, которая вызывает удовольствие и радость гущей своих событий, когда ты проходишь мимо.  
О главном! Придумать и воплотить мы уже научились. Содержать, увы, – нет. Большая проблема! Я обращаюсь к городской администрации, к комитету по культуре города: лед должен быть идеальным в течение всего дня, особенно, если этот день – суббота или  воскресенье. И надо придумать, как этого достичь. Может быть, на полчаса — час закрывать каток, просить людей освободить лед, пускать технику и чистить. Лед должен быть хорошим! Люди не должны быть унижены таким пренебрежением к тому, что им дали. Это место организовали специально для них, и оно должно быть таким, каким они хотят его видеть.
Второе. Печально, что бизнес не спешит, ломая ноги, освоить это окололедовое пространство. Есть кафе, горячие напитки, еще что-то, но прилавки не ломятся. От торговых точек не веет теплом, красотой, радушием, не чувствуется вкусных запахов… Мне не понятно, почему не сделать свое предложение более привлекательным: так, чтобы от покупателей отбоя не было.  
Третье – это туалеты. Туалеты на площади точно такие же, какие стояли летом. Они отвратительны. Меньше воняют, потому что зима. Нельзя городу брать на себя эту туалетную функцию. Надо купить услугу у бизнеса. Надо договориться с бизнесом о хороших туалетах, чтобы туалеты обслуживались, чтобы за ними следили, убирали, чинили… Сейчас туалеты стоят покосившиеся, с полуоткрытыми дверцами. В этом их образе я вижу демонстрацию неуважения к самим себе, к людям, для которых они поставлены. В этом их облике я вижу нашу полную несостоятельность: мы не можем организовать содержание чего бы то ни было. И это значит, что все наши лучшие идеи обречены на убожество и разруху.
Из той же области – наши гениальные остановки. Сегодня на них больно смотреть. Считаю, что до нового года надо решить все проблемы с остановками. А если мы сделать этого не можем, то и не стоит больше позволять себе устанавливать в городе красивые, качественные остановочные конструкции. Пока мы не приведем в порядок старые, не научимся их содержать, не стоит замахиваться на новые. Мы разговариваем про это уже целый год. Не сделано ничего. И я хочу еще раз напомнить ПРО ЭТО администрации города. Я хочу, чтобы в публичной сфере горожане могли контролировать этот вопрос, чтобы у них была возможность на сайте администрации высказываться по поводу содержания городских объектов: насколько рачительно, по-хозяйски ведется их обслуживание. Пора городским властям научиться эксплуатировать и сохранять то,
что появляется в городе, что уже есть. Иначе все действия по украшению, преображению Перми будут бессмысленны.