доктор живаго

возобновляется спектакль «Доктор Живаго» после годового перерыва, вызванного проблемами с декорацией. наконец театр преодолел трудности и я с радостью

приглашаю всех 14,15 и 16 декабря на премьеру второй жизни мюзикла «Доктор Живаго»

СОБЫТИЯ ТЕАТРАЛЬНОЙ ЖИЗНИ

На днях состоялась церемония награждения лауреатов национальной премии «Музыкальное сердце театра». Спектакль «Алые паруса» Пермского академического Театра-театр стал лауреатом в 5-ти номинациях.
Национальный фестиваль «Золотая маска» объявил лауреатов премии в номинации «За честь и достоинство». В их список вошел Иван Тимофеевич Бобылев — с 1967 по 1969 и с 1972 по 2004 годы руководил Пермским областным драматическим театром ( в настоящее время Театр-театр)
11 декабря исполняется три года с момента открытия театра «Сцена Молот». В течении этих лет театром руководил Эдуард Бояков. В настоящее время театр меняет свою художественную концепцию и в скором времени ее обнародует

НЕУДАВШИЙСЯ КОНТАКТ С ЭХОМ

В понедельник был в Москве. Звонок с Эха Перми с просьбой прокомментировать: возможно ли управлять культурой коллегиально. Не досказал — связь оборвалась, не перезвонили. Видимо все поняли. Выскажусь.
Коллегиально, по-моему, управлять вообще нельзя (вся власть советам — уже было). Что такое управлять — распоряжаться смыслами и средствами в интересах чего-либо или кого-либо. Коллегиальное управление — коллективная  безответственность при большом количестве интересов — самый не эффективный способ.
Что можно делать коллегиально? Вырабатывать стратегию или договориться об основных направлениях деятельности. Коллегиально можно назначить управляющего. Но дальше — доверить ему управление, в том числе идеологическое, на определенный срок с обязательной ротацией.
Теперь не много о культурной политике. На расширенной коллегии все выглядело действительно глупо, о чем мягко, но ясно указал губернатор. Эксперты занимались оправданием или осуждением культурной политики, вместо того, чтобы проанализировать а что собственно изменилось: сколько зрителей посетило театры или, например, симфонические концерты, как приросло посещение музеев, сколько было выставок и, кстати, какое количество из них было на местном материале. «Белые ночи» второй год исследуются Высшей школой экономики, есть цифры, база для выводов и определения приоритетов.
Новая культурная политика — в чем она? Пока слышно только об коллегиальном управлении — безответственно и, как кажется авторам, безконфликтно. В старой хоть было понятно кто во всем виноват. Однако это не единственное ее свойство. Вот основные принципы:
    — существенное изменение возможность досуга жителей пермского края;
    — приближение жителей Перми и края к региональным, российским и мировым художественным ценностям;
    — воздействие на среду проживания (это не обязательно красные человечки — артобъекты можно менять- главное, что Пермь, как и Париж, Лондон имеют такой опыт);
   — создание условий для роста и самореализации деятелей культуры, креативно мыслящих сограждан.
Попытка примирить всех в искусстве несбыточна. А главное зачем? Пусть будут разные и пусть они не приемлют друг друга: конфликт в искусстве самый бескровный — стен, для картин, бумаги, чтоб писать, ушей, чтобы слушать, глаз, чтоб смотреть хватит на всех.
Забавную формулу придумал Аверкиев, мол конфликтующее общество вынудило идеологов культурного процесса создать Белые ночи, пригласить Курендзиса, вести другие, значимые для него — Аверкиева — проекты; на первый взгляд смешно, а если вдуматься, прав правозащитник — конфликт, ответственность заставляет сочинять несуществующее, делать невозможное.

» Лондон. Пушкинский дом.»

Лондон

Пишу в самолете по дороге в Москву.
Я впервые в Лондоне, а его приметы начал изучать в школе, по-моему, с первого класса; Trafalgar square и Big Ben были для меня сказочно-нарицательными объектами, живущими не более чем в воображение.
В Лондон я поехал по приглашению Пушкинского дома, кстати, не правительственная организация — собсвенность частного фонда, основанного послереволюционными эмигрантами для сохранения в своей среде русской культуры. Позвали они меня по наводке Майкла Ханта — английский режиссер последние годы много работающий в Перми — сделать доклад о пермском культурной проекте. Один вечер был посвящен спектаклю Фиделио, который Хант поставил совместно с пермской оперой в музее Пермь-36 ( кстати, прекрасный спектакль, посмотреть его еще раз на видио было большим удовольствием, тем более, что этот уникальный проект в реальности не будет повторен), другой вечер — мой доклад, вызвавший большой интерес и множество вопросов. В итоге доклад завершился обсуждением актуального для меня проекта «Культурная столица Росси». Интереснейшая тема для отдельного блога.
Теперь самое главное: Лондон. Первое потрясение: 2,5 дня я общался по-английски без переводчика и меня понимали; сам я понимал практически все, даже спектакли, кроме последнего, но его не поняли Макл Хант и Гарри Коен — лондонский драматург, которые меня на этот спектакль привели. Второе потрясение сам Лондон и все известные с детства объекты , они, надо сказать, выглядят так, как будто их вчера отреставрировали — ну, да! Олимпиада!
На Трафальгарской площади, символизирующей их победу, являющейся предметом их гордости и патриотизма, по углам стоят четыре пьедестала и только три из них имеют скульптуры, возведенные в разные исторические периоды, один пьедестал не был занят, и сейчас на нем каждый месяц выставляется новый артобъект. В настоящий момент это деревянный золотой мальчик, сидящий на лошадке-качалке — сфотографировал; если научусь прикреплять фото к тексту, можно увидеть. Короче, Лондон в большом порядке. Ему есть куда идти и он с интересом смотрит в будущее, не боясь потерять корни или их дискредитировать, а традиции нужно сохранять, окружая их живой средой, в которой живут живые люди. Ура Лондону!
Впервые позавидовал людям другой профессии. Захотелось стать водителем лондонского кэба. Не могу обтяните почему, но это так.Изображение

Возвращение после паузы.

Я, наконец, прерываю молчание и возвращаюсь в публичную среду. Готов взаимодействовать со СМИ, если им и мне это будет интересно, возвращаюсь в блоги. Полгода молчания были крайне полезны, чтобы остраница от проекта, которым занимался, с другой позиции увидеть его полезность или отсутствие таковой. Мои поездки по миру — сейчас я в Лондоне, по стране, участие во многих отечественных и зарубежных форумах, симпозиумах и круглых столах, посвященных вопросам культуры, последнего времени привели меня к выводу: Чиркунов — гений, а наш проект — важнейший опыт в сфере управления территориями, изменения качества жизни; он должен быть использован — уже используется — другими городами и регионами и, надеюсь, будет продолжаться в Перми