Рейтинг упоминаемости

Перепостил из facebook’а у Григория Меньшикова — преподавателя из Санкт-Петербурга.
Григорий Меньшиков
Самые популярные российские регионы в иностранной прессе
Рейтинг актуален на 27.10.11
Иностранные журналисты, когда пишут о России, чаще всего упоминают о солнечной Кубани, об инновационной Томской области, а также о Перми. Такие результаты показало исследование медийной репутации субъектов РФ в зарубежной прессе за I полугодие 2011 года, проведенное аналитическим агентством «Смыслография».
Такой коммуникационный рейтинг позволяет оценить представленность региона в глобальном информационном поле и его образ, который формируется за рубежом. При этом Москву исследователи не внесли в данный рейтинг, так как этот субъект РФ слишком часто появляется в иностранной прессе как символ и синоним России в целом, а не в качестве одного из множества регионов.
Лидерство в коммуникационном рейтинге на основе анализа зарубежных СМИ разделили между собой Краснодарский край, Пермский край и Томская область. Каждый регион получил по 147 баллов. На положение в рейтинге Краснодарского края повлиял отдельный информационный повод, а именно, собрание акционеров «Роснефти». На этой встрече нефтяная компания вела переговоры о сотрудничестве с мировыми отраслевыми корпорациями, что и привлекло к повышенному вниманию иностранных журналистов. 

Коммуникационный рейтинг регионов РФ в ведущих англоязычных СМИ в I полугодии 2011 года
№ Регионы РФ Балл
1-3 Пермский край 147.0
1-3 Краснодарский край 147.0
1-3 Томская область 147.0
4 Сахалинская область 146.0
5 Санкт-Петербург 140.0
6 Самарская область 137.0
7 Ханты-Мансийский автономный округ — Югра 136.0
8 Нижегородская область 130.0
9 Красноярский край 129.0
10 Республика Татарстан 128.0
Чтобы загрузить всю таблицу, щелкните по ней мышкой
Также Пермский край стал популярен за рубежом, благодаря развернувшейся деятельности на его территории государственной корпорации «Роснанотехнологии» совместно с международной инвестиционной компанией. Помимо инновационной деятельности в Прикамье стартовал известный медийный проект по превращению Перми в «культурную столицу» России. Что касается Томской области, то самым важным событием, отмеченным на страницах зарубежной прессы, оказался Томский инновационный форум, проходивший в мае этого года.
В пятерку лидеров рейтинга вошли Сахалинская область, на территории которой реализуются проекты «Газпрома» и «Роснефти», и Санкт-Петербург, уже давно полюбившийся иностранным туристам.
Зачастую регионы упоминаются в иностранных масс-медиа из-за международных мероприятий, конференций и форумов, куда съезжаются первые лица государства. Например, саммит Россия-ЕС в Нижнем Новгороде (регион занимает 8 место в рейтинге) или Экономический форум в Красноярске (регион занимает 9 место в рейтинге). Также одним из факторов, определяющих повышенный интерес иностранных журналистов к определенным регионам, может являться спортивные мероприятия, например Чемпионат мира по биатлону в Ханты-Мансийском автономном округе (регион занимает 7 место в рейтинге).
Самым непримечательным российским регионом для зарубежных СМИ является Еврейская автономная область, ее показатель составил все лишь 2 балла. Эксперты полагают, что результаты этого рейтинга необходимо учитывать регионам, которые борются за звание «инвестиционно привлекательного», «туристического» субъекта РФ.
Методика расчета: Разработанная специалистами агентства «Смыслография» методика включает количественную и качественную проработку упоминаний субъектов РФ в топ-100 ведущих англоязычных СМИ, проанализированных с использованием информационно-аналитической службы Factiva.com. Общий балл, присваиваемый каждому региону, учитывает оценку региона как по количеству его упоминаний, так и по доле благоприятных публикаций. Из рейтинга была исключена Москва, являющаяся бесспорным лидером по упоминаемости в зарубежных СМИ. Поэтому ее сравнение с другими субъектами федерации было признано методологически некорректным.

Муниципальный культурный проект

Накануне выборов Министерство культуры осуществило проект «Муниципальная культурная политика». Во всех 48 муниципалитетах края работали эксперты, изучая совместно со специалистами Министерства культуры ситуацию в отрасли. В каждом из муниципалитетов был подготовлен и прошел форум. Смысл форумов заключался в том, чтобы еще раз обозначить проблемы, существующие в отрасли, и рассказать на местах о культурной политике, которая проводится краевым правительством и администрацией города Перми. В некоторых форумах я сам принимал участие. Акция оказалась очень полезной.
Что нужно констатировать здесь? Прежде всего, параллельное существование в муниципалитетах  самой отрасли и культурной политики, которая реализуется из центра. Надо ли по этому поводу сетовать и рвать на себе волосы? Думаю, что нет. Это и должны быть два параллельных процесса. Не может отрасль, находящаяся последние двадцать лет в конце всех и всяческих списков – и по финансированию, и по содержанию, и по смыслам,   в один момент стать передовой. Но на то и расчет: пермский культурный проект выведет (способен вывести) из тупика и саму отрасль.
Мне очевидно, уже существует движение во многих муниципалитетах, уже есть муниципалитеты, принимающие активное участие в пермском культурном проекте. В крае реально действуют разнообразные муниципальные программы, они несут дополнительный ресурс в саму отрасль.
Можем ли мы сегодня заявить, что способны быстро решить проблемы отрасли? Точно нет. Но мы четко понимаем ее болевые точки. Конечно же это низкие зарплаты работников культуры. И у нас есть план, как совместно с муниципалитетами поднять зарплаты в отрасли. В первую очередь учителям музыкальных и художественных школ. Думаю, что в течение 2012 года уже будет отработана в этом направлении какая-то схема-технология. Важно, что форумы работали на коммуникацию муниципалитетов с Пермским культурным проектом. Контакт налажен. Эксперты, задействованные в культурной политике края, познакомили участников форумов с механизмами вхождения в проект.
На этой неделе, пройдя по отдаленным Пермским районам, «Муниципальная культурная политика» подошла к своему финалу, проект пришел в Пермь. 30 ноября мы подведем  итоги и торжественно вручим премии в сфере культуры от Правительства Пермского края  и Законодательного собрания.
Одновременно с этим, к сожалению, я натолкнулся на этой неделе  на то, что высокопоставленный федеральный чиновник заявил в одном из интервью, что пермский культурный проект несерьезен,  и стал сравнивать его с сочинским проектом и Казанской Универсиадой. Я тут сильно возражу. 7 лет назад, когда я приехал в Пермь, вернувшись из Москвы, реальной проблемой для горожан (как мне об этом рассказывали) было то,  что Пермь путают с Пензой. Сегодня этой проблемы нет. Сегодня о Перми знает вся страна, знают за рубежом, знают благодаря культурному проекту.
 За неделю до выборов уехали «красные человечки». Это было требование тех,   кто возглавляет список партий в  Госдуму. Мы подчинились требованию. Думаю, «красные человечки» триумфально вернутся на свое место сразу после выборов.

 Мы ведем очень планомерную, взвешенную политику, которая никого не отвергает в культуре, все время предлагает новые пути развития.
Чем сильнее, эффективнее будет наша культурная программа, тем больше появится возможностей как у деятелей культуры, так и у населения. Возможностей по-другому жить, думать, чувствовать. Насыщенно, интересно, разнообразно.

Предвыборная гонка подходит к концу. Сегодня слышал с трибуны съезда партии «Единая Россия» призывы принять участие в голосовании. Я, со своей стороны, также призываю принять участие в голосовании: проголосовать за пермский культурный проект.

Туристический форум в Казани

p>
И все таки коротко о казанском туристическом форуме. Тема теперь важнейшая и принимали участие многие российские регионы. Выступить с докладом на пленарном заседании предложено было только Пермскому краю. Интерес к нам огромный. Нами было предложено организовать туристический альянс Казань-Пермь, с целью создания совместных туристических продуктов,  как для внутреннего межрегионального  турпродукта, так и для въездного туризма. 

О современном искусстве

Пафос высказывания задан постом губернатора, что появился  вчера  по поводу попытки  поджечь деревянную букву «П»Полисского. Что это? – размышляет О.Чиркунов. —  Вандализм?.. Провокация?.. Грустный пост. Я  обошел букву«П», следов поджога не видно. И надо, наверное, выразить большую благодарность тем, кто ее делал, строил: скульптуру хорошо обезопасили. А еще надо сказать спасиботем, кто за ней следит.  Место выглядит ухоженным. Пространство – интересное,  красивое, располагающее. И  теперь необходимо сделать следующее усилие, чтобы вокруг   буквы «П» или в связи с буквой «П»  ускорить все, чтозадумано сделать с вокзалом Пермь II, автовокзалом…  
Потому что о букве «П» знают  уже далеко за пределами Перми, в самых разных местах.
Всю эту неделю я провел в командировках. Я был в Амстердаме на конкурсе по выбору архитектурных команд для 179 квартала – это бывшая психиатрическая больница. Я проводил переговоры в Москве. Я был в Казани на форуме по туризму. И везде о Перми очень много говорят, спрашивают. Я на разрыв.  Все интересуются нашими процессами , всем наше движение очень нравится.  И все знают букву «П». И все  хотят увидеть ее вживую.  Знают голландцы. Читали в голландской прессе.  Архитекторы подходят ко мне и рассказывают о том, что они читали о Перми в своих газетах. Пермь из  непостижимой  дали, места, куда  ссылали неугодных, превращается  в активное жизненное пространство. А наши соседи  из ближайших регионов?  Намедни побывал на форуме в Казани.  Там нам завидуют. Это Казань-то,  которая во многих отношениях так сильно продвинулась, но в смысле  культуры, в смысле современного искусства, современного сознания там  —  большие проблемы.
Но возвращаюсь к нашей ситуации. Моя дочь учится в 8 классе. На одном из уроков учительница ( видимо, тема это ее очень волнует)  начала обсуждать  проблемы современного искусства и выразила мнение, что современное искусство – это плохо и  примитивно, его надо отменить.  Учительница  абсолютно уверена в примитивности современных художников, она считает, что нужно мыслить только в  категориях классического искусства, и  появление на территории города  современных арт-объектов  чуть ли не оскорбляет ее.  И я пытался с дочерью говорить на эту тему. Она лично  не считает, что современное искусство – это  плохо.  Ей странно, что  так думает учительница. На вопрос: является ли современное искусство частью классического искусства? Дочь  уверенно отвечает, что является.  Учительница же убеждена, что современное искусство взялось ниоткуда, что оно упало из космоса и пребывает среди людей как нечто чуждое, инородное, вредное, что детей от него надо уберечь.
Мы можем не понимать что-то. Мы вправе не принимать что-то.  Что-то нам может не нравиться. Но точно,  когда это не выражение какого-то одного индивида (даже и одного, если он художник), в 21 веке у нас уже должен быть опыт бережного отношения  к  предъявленному творчеству. Не понимать, но допускать. Потому что  никогда не знаешь, во что это превратиться. Может, это Джордано Бруно? Тогда люди были менее информированы, больше было вокруг них ограничений, не было интернета, не было такого объема информации, доступной информации.  Думается, что мы  давно прошли  те  темные времена, когда  – Галилео Галилею  — приходилось скрывать свои знания и  открытия, потому что окружающий его  мир  был слишком категоричен в своих установках.   Но сегодня-то  надо бы быть толерантными. Тем более —  в культуре.  Те более – в искусстве.  Ведь ни у кого ничего не отбирают, ни на что не посягают…  Хорошо бы эту важную мысль как-то поместить в мозги.  
Классическое искусство никто не отменял. Оно хранится в галереях, музеях, представлено в городах. Если его мало на улицах Перми, то нужно задать себе вопрос: почему? За два десятилетия в городе поставлено всего 2 произведения монументальной скульптуры. Одно удачное, а другое нет. Я был в Ереване не так давно.   Я восхищался этим городом. (Скажу в сторону, что тот же Ереван в восторге от пермских культурных событий и хотел бы принимать в них участие, ереванцы были на «Белых ночах».) Я  завидовал монументальной скульптуре, которая  в изобилии присутствует в этом городе. Ее очень много, но она стала появляться в Ереване последние 50 лет.  У них – традиция, школа… Ничего похожего нет даже в Москве. То, что я видел в Ереване —  это  грандиозно – скульптура, сделанная из камня.  За последние 50 лет  В Ереване заложили великолепную традицию, и она делает город инновационным.
У Перми такой традиции нет. И я предлагаю пермским скульпторам подумать об этом. Скоро мы объявим официальный конкурс  на создание памятников Строгановым и Екатерине II.  Строгановы – идея Андрея Кузяева, который хочет за свои деньги поставить этот памятник. А  Екатерине город обязан  своим появлением и своим  названием. Предлагаю серьезно обсуждать место, собрать сообщество, которое было бы нацелено  на  движение в сторону  возникновения пермской монументальной скульптуры.
Если же вернуться к букве «П», то в образе ее и других  объектов мы обсуждаем не монументальную скульптуру, аименно арт-объекты, созданные для музея современного искусства и выставленные на территории города. Их  музей  однажды заберет, переставит в другое место, передаст  в другие города…  Они не претендуют на постоянное, монументальное, вечное…  С их помощью  мы исследуем город : куда и как можно входить  с искусством. Потому что плохо понимаем про это. Традиции нет. Много лет делается проект памятника А. С. Попову. Я его видел. Мне кажется, плохой памятник. Мне кажется, это все из ушедшего времени. Мы не понимаем завтрашнее время, поэтому хотя бы остановимся  в сегодняшнем  не будем назад пятиться.
Что произойдет, если мы не будем двигаться вперед, не будем открывать рамки, раздвигать горизонты?  Будем шельмовать современное искусство, отрицать  и отвергать  новое творчество. Можно и так:  все арт-объекты убрать, закрыть музей современного искусства, прекратить об этом всякие  разговоры …  Сделать вид, что этого не было в нашей жизни. К чему это приведет, поскольку все это есть, и оно представляет другое сознание: не инопланетное,  а сознание наших художников, художественного пространства страны и мира. Мы себя из этого пространства исключим. И зачем нам это пространство? – скажет мне какая-то часть пермского населения.  Дело в простом. Те молодые люди, которые позиционируют себя в творчестве должны будут выбрать для себя другое место жительства.  Они отсюда уедут, почувствовав ограничения, которые  здесь есть.  Мы, не развивая собственное сознание, останемся  на том дне, в котором сегодня и находимся.  
Меня сейчас  уверяют, что у театра снесли замечательный фонтан. Когда 7 лет назад я приехал в Пермь и увидел этот фонтан, мое первое впечатление было, что  он  чудовищный.  Сравнить его можно было только с  защитными сооружениями времен Великой Отечественной войны, что я и сделал в одном из интервью.  Таково было о нем мое первое впечатление. Я знаю, что у города есть большой и красивый проект переустройства  эспланады.  Думаю, это открытая информация, с которой  можно  познакомиться на сайте  городской администрации.  Зайдите на сайт  и посмотрите, каким будет новый фонтан. Он будет точно лучше прежнего.  Таким фонтаном город сможет гордиться.  А сама площадь  встанет в один ряд с самыми известными площадями мира. И  это завтрашний наш день. Туда мы хотим прийти. Нельзя оставаться в дне вчерашнем.  
Нельзя не понимать, что город у нас неорганизованный, плохо устроенный.  Нельзя этого не видеть.
Но если мы хотим ограничить себя только тем городом, который был, мы должны понять, что лучшие у нас будут уезжать. А что будут делать оставшиеся, когда промышленность  из города уйдет?  Это тенденция, которая существует в мире.  Промышленность  будет переселяться на менее освоенные территории, в более дешевые районы… И  если это будет происходить, то наступит момент, когда в конкуренции за население ( а значит – и существование)выиграют  сильные города -соседи – Казань, Екатеринбург, Челябинск. Мы  находимся с  этими городами  сегодня в конкурентной борьбе за  человека, за человеческий потенциал.  Если мы послушаемся тех, кого оскорбляет, унижает и раздражает современное искусство, и вернемся на круги своя, то очень быстро станем местом неинтересным для жизни.  Где мы хотим жить завтра? Как будут жить наши дети? Чем они будут заниматься?  Будут ли они толпиться у проходных индустриальных гигантов, которые будут становиться  все меньше и меньше или уйдут в  креативные экономики, становясь айтишниками, программистами, тур-операторами,  работниками сферы культуры, искусства…
 
Я за тот город, который создаст условия для творческих людей, за город, в котором бы хотелось жить и радоваться  тому, что вокруг тебя, и тому, что ты сам в этом городе делаешь.

Опять о зоопарке

Вчера посетил амстердамский зоопарк. В Амстердаме я второй день, принимаю участие в изучении архитектурных предложений, как член жюри по отбору проектных бюро на предмет проектирования квартала 179. Сейчас делает доклад очень интересное бюро SeARCH.nl. Рядом со мой Татьяна Галицина, у нее сегодня день рождения. Этой милой, но уже состоявшейся государственной леди исполнилось всего 35 лет. Этот факт вызывает зависть смешанную с восторгом. Я ее поздравляю и уверен, что все коллеги присоединяются к этому моему порыву.
Так вот о зоопарке — информация для газеты «звезда» — посещение зоопарков я осуществляю из собственного бюджета — он  в центре города; старинный, т.е. имеет старые красивые здания, которые сочетаются с современной подачей животных; очень напоминает кельнский, но скромнее, например, жирафов здесь — 5, а слонов только — 3. В целом это 12000 Га, 800 видов животных, при их численности около 8000 с учетом бабочек ( огромная коллекция в специальном здании) и насекомых. 

Премьеры прошлой недели

На прошлой неделе прошла премьера в театре Театр — Грибоедов Горе от Ума. 
По-моему произошло выдающееся событие. Пьеса эта эпохальная и с некоторой периодичностью по ней ставятся знаковые, определяющие время спектакли — последний такого рода был почти 50 лет назад в БДТ. Пока кроме возгласов восторга — спектакль по настоящему интересен — и возмущенного испуга от портретов президента и премьера мало что прозвучало. Пока еще критика — с этим предметом у нас большие проблемы — не смогла озвучить эпохальность происходящего на сцене. Тут уместно порассуждать о современном — актуальном — искусстве и какую роль оно призвано сыграть — на самом деле уже играет, просто кто-то не торопится или боится это признать — в нашей жизни. 
Предложенный спектакль,  с одной стороны, — современное прочтение хрестоматийной пьесы — известный и даже отчасти приевшийся прием, когда классических героев переодевают в современную одежду, тем самым меняя время действия, с другой, мы видим актуальное прочтение пьесы, в котором самым значимым и современным героем оказался текст Грибоедова; мы обрели его в своей актуальности ( это мы все подозревали), но мы обрели его и в своей поэтической  уникальности и в величии русской культуры ( нам этот факт тоже известен, но когда его обретаешь в актуализированном виде, т.е.  по факту конкретного восприятия, приходишь в трепет). Этот пример правильной актуализации наследия напоминает стеклянные пирамиды Лувра — сами по себе не являясь выдающимся, хотя очень стильным элементом — возвеличивают,  актуализируя сам дворец.

Днями в музее PERMM  открыта выставка РОДИНА. Отличная выставка с уже известными работами и новинками сродни открытий. Не вдаваясь в подробности оценок, понимаю, что она будет востребована на территории страна, т.к. она — выставка — стильно, актуально, остроумно формирует патриотической сюжет, столь востребованный сегодняшним гражданином страны. На выставке бросается в глаза обилие изображений президента и премьера. Можно находить множество объяснений этому факту, в том числе и язвительные, но по-моему очевидным  является то, что они сегодня реальные герои современной российской сомоидентификации. Не знаю хорошо это или плохо, но это факт, фиксируемый художественным сознанием.

Строим театр

На предыдущей неделе состоялось многочасовое совещание по вопросу строительства оперного театра. Собрались все участники процесса: берлинский архитектурный офис Чеперфилда, питерские проектировщики, московская управляющая компания, собственно сам театр, представители городской администрации и правительства ПК, губернатор. Эта встреча должна была подвести итог эскизной части проекта. Худрук оперы — Теодор Курендзис — предложил, пожертвовав частью вспомогательных помещений, расширить репетиционный оркестровый зал и превратить его в концертный на 600-800 мест — сегодня в Перми нет хорошего концертного зала. Это свое предложение он сделал архитекторам месяц назад и за это время они успели сделать свое предложение. Такой поворот событий вызвал сопротивление проектировщиков — обсуждение было жарким, но конструктивным. Решили внести изменение в проект при максимальном сохранении общего объма строительства, что, правда, приведет к переносу на три месяца приемки эскизного проекта. 
В этой истории меня лично радует азарт, с каким в нем участвует Теодор — у проекта появился настоящий, заинтересованный заказчик-  и не меньший творческий кураж иностранных архитекторов. Кроме того, стало понятно, что на эскизной стадии нужно выяснить все вопросы и только тогда переходить к проектированию. Пока происходящее вызывает оптимизм и веру, что в Перми может появиться первоклассный театр